URL
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
15:24 

the Loyalty of Homeless

be my lady, dominate
- Agh alit ghâsh búbhosh burzumlatb, - прошептал едва открывший глаза мужчина.
Он так крепко держал руку своего спасителя, что тому пришлось с усилием отцепиться.
- Назови свое имя, я буду молить... - продолжил хрипеть на темном наречии едва живой харадрим, силясь разлепить запекшиеся от крови веки, чтобы разглядеть его.
- Молчи. Тебе нужно восстанавливаться, - его спаситель проговорил на вестроне, не снимая маски и не опуская рук, вознесенных над грудью южанина. Лишь закончив читать то ли песню, то ли молитву, он поднял свои синие глаза на недавнего почти покойника и тихо сказал, будто боясь, что его кто-то еще услышит:
- Мое имя Элоим.
- А я Ситхра. Спасибо тебе, спасибо спаси...
- Замолчи, Ситхра, - теперь Элоим говорил также на Темном наречии, как и сам харадрим. Говорил быстро и резко, оборачиваясь, чтобы удостовериться, что никто из людей Арагорна их не слышит.
- Лежи на месте, я не должен вас лечить. Но ты один из тех немногих, кому я еще мог помочь без страха быть убитым от копья Эорлингов, решивших, что я предатель. Ты лежишь у убитого мумакила, как и другие твои люди, кого я спас. Вас должно быть около трех десятков. Не поднимайся и не шевелись до захода солнца. Я превратил землю в липкую массу на подступах к этому месту, так что вас не должны обнаружить. Если смогу, перенесу остальных, кто окажется жив. Как только сядет солнце, бегите в сторону пустыни, не останавливаясь.
Ситхра смотрел на Элоима глазами, полными ужаса и восхищения, осмелившись говорить лишь после всего этого.
- А что же с убитыми?
Гилаглар кивнул, приспустив черную маску вепря и открыв лицо, слишком светлое для южанина и слишком смуглое для кого-либо еще.
- Они сгорят в священном пламени, я обещаю тебе. На восходе я отрежу последний путь в южном направлении и уйду отсюда сам. А теперь лежи и набирайся сил. Ах да, чуть не забыл, - Элоим достал пузырек темно-зеленого зелья. - Вот настойка ателаса, пейте при крайней необходимости и разделите ее мудро. Через несколько часов я отпущу двух своих коней и они помогут вам.

Все оставшееся время Гилаглар провел на поле, устраивая братские могилы для воинов харадрим, разделив эту заботу с несколькими гондорцами, согласившимися помочь. Он также помогал эорлингам лечить раненых. И готовился навсегда покинуть эти земли, чтобы вернуться Домой. В Харондор. В Харад.

Участвовать в Битве Гилаглар отказался сразу. Убивать своих, как? Да и как понять, кто теперь свой, а кто чужой? Он по-прежнему был верен Леди Галадриэль и надеялся, что она все поймет. Он был верен Свободным народам в предводительстве Арагорна. Но все так же единственным из множества известных ему языков, на котором он говорил без акцента, было Темное наречие. Все так же ближайшим его другом (да простит его в этом хранитель болот Джелем, оставшийся верным Элоиму до конца) был огонь. И даже Горотул, один из старших офицеров Мордора, увидев, признал его.

Когда от искры разгорелось последнее место общего захоронения южан, Элоим смог облегченно вздохнуть. Пылало практически все поле на фоне уже занимающейся зари. Роб подлетел после первого свистка, послушал, наклонив голову и легко кусая клювом защищенное черной броней плечо Гилаглара, и полетел исполнять просьбу.
"Зови Ариэн"
Бурая кобыла примчалась сразу же и мужчине оставалось лишь зажечь оставшуюся тонкую полосу между горящими могилами, чтобы отрезать север от дороги на Харад.

Сразу после Битвы у Черных Врат.


ps.

21:58 

War

be my lady, dominate
Небольшое предисловие


- Я последую за Вами куда угодно и буду защищать ценой своей жизни, как велел Король, но мы все сгинем здесь, мой Принц! Нужно уходить!
Запятнанный кровью, светловолосый эльф упрямо сжал губы, глядя взглядом, полным ненависти, на полчище орков впереди. Он не мог так просто бросить их всех здесь. Он не мог бросить отца, оказавшегося окруженным в этой бойне. Арлодиль положил ладонь на его плечо и сжал так, что прикосновение стало слишком ощутимым даже сквозь броню.
- Вы угробите всё свое войско, весь свой народ, если мы останемся.
Чувствуя комок в горле, пока еще не знающий этого и надеющийся на лучшее, но теперь уже новый король Зеленолесья, кивнул, не в силах сказать ни слова. Арлодиль немедленно пришпорил коня, на ходу обрубая головы орков, и объявляя приказ Трандуила об отступлении тем немногим, кто еще отбивался из последних сил, и не был окружен.

***

В лагере у костра уже на рассвете сидел лишь один эльф. Серебристые волосы блестели из-за отблесков огня, а на доспехах, так и не снятых после битвы, засохли капли крови. Он уже и не понимал, чья это была кровь - его, его народа или тех, что служили Тьме.
Он даже не двинулся, почувствовав руку на спине.
- Как он? - Тихий голос Маэгуртена прервал поток мыслей, полных самобичевания. Лаиквенде сел рядом.
- Уснул меньше часа назад, - Арлодиль покачал головой. - Нет, не уснул. Забылся.
Маэгуртен смотрел вперед, на горизонт, где уже были видны первые проблески солнца.
- Зачем мы вообще пошли сюда? Мы могли бы остаться в лесу, они бы туда не добрались, - Лаиквенде нахмурился, тяжело вздохнув.
- Что? - Синда неверяще посмотрел на друга, чувствуя как вскипает злость. - Зачем? А ты хотел бы, чтобы мы закончили как Тингол? Ждать, пока враг не уничтожит все, трусливо скрываясь?
Маэгуртен встал, поспешно отвернувшись и уходя, чтобы воин не увидел, как он покраснел от обиды.
Арлодиль же не стал останавливать друга. Дождавшись, пока прогорит костер, он ушел оберегать беспокойный сон своего нового Короля.

3434 г. В.Э.


***

Охотник не верил, когда эльфы, побывавшие у людей, говорили, что те верят, что история развивается по кругу. Так же не может быть, ведь все учатся на своих ошибках!
Но стоя у подножия Одинокой Горы он не мог понять, как же вышло. Снова из того многочисленного войска, что привел Король, живыми осталась ничтожная часть. И из-за чего?
Проходя по разрушенному Дейлу, он так и не мог понять этого. Лишь только встретив Арлодиля, искавшего его среди руин, Маэгуртен поднял глаза с земли, усеянной его павшими собратьями.
- Принц Леголас покидает нас, - он не сказал больше ничего. Ни приветствия, ни выражения радости, что его друг жив.
Маэгуртен кивнул, изучая взглядом воина. Запоминая каждую черту, каждую деталь, и мысленно прощаясь. Но даже в эту минуту Арлодиль был мысленно не здесь, не с ним.
- Ты сейчас нужен Королю. Иди, - охотник никак не выдал своего плана.
Проводив глазами статную высокую фигуру, он взял те стрелы, которые смог найти и ушел. Не присоединился к своему отряду, направляющемуся домой, нет. Он ушел искать покоя и гармонии в далекие земли, надеясь, что однажды обретет то, чего ему так хотелось все эти сотни лет.

2941 г. Т.Э.

14:30 

the house, pt.2

be my lady, dominate
В Гнездовище тускло и прохладно. Во всем Доме так же, но здесь это перманентное состояние, и оно ощущается гораздо сильнее. Птицы жмутся по углам, завернувшись в свои тряпочки. Стервятник тихо о чем-то переговаривается с Красавицей, не замечая ничего вокруг. По крайней мере, так кажется всем, включая самого Красавицу.

Ангел ворочается, силясь увернуться ловким движением от мерзости, которая витает в воздухе из-за Куста.
- Гупи, ну сделай уже с этим что-нибудь!
Тишина. Только Тень еле заметно склабится за плечом брата, счастливый. Сам то не чувствуешь теперь этой гнили.
Ангел жмурится, выдавливая воду из глаз от обиды. Гаркнул бы Папа или хотя бы Дракон, этот идиот бы точно двинулся.

Гупи смотрит по сторонам, обходя вниманием Ангела, пожимает плечами и опять затягивается своим дурацким штакетом. Дымок какой-то травы на несколько секунд перебивает смрад. Красавица чихает и быстро сматывается, оставляя Стервятника устало смотреть себе в спину и на Гнездо.
- Уберите здесь, - тихо. Так тихо умеет только он.
И улетает, быстрым и необыкновенно тихим шагом пройдя мимо. Тень на мгновение нависает над Ангелом, погладив по плечу.
Гупи вздыхает и идет за ведром.

23:24 

Where Butterflies Never Die

be my lady, dominate
- ...ада, а бывает так, что бабочки не умирают? - Юная эльфийка наклонилась над цветком, спугнув сидевшее на нем насекомое.
Ее отец, не к месту одетый в боевой костюм, склонился к ней, тяжело вздыхая.
- Я... Да, милая. Бывает. Посмотри на меня, пожалуйста, Эреколь.
Девочка обернулась.
- Ты ведь уже достаточно взрослая, чтобы знать историю нашего народа?
Эреколь непонимающе кивнула. Предчувствие беды пока не захлестнуло ее, и она лишь с тенью тревоги отметила странный внешний вид и поведение отца.
- Я должен сказать тебе кое-что важное, - эльф поправил прядь каштановых волос, заметно волнуясь. - Через несколько часов наш король поведет меня и других солдат в поход. Я не знаю, сколько он продлится, и что там может произойти.
Девочка испуганно приложила ладонь ко рту, подавив желание заплакать.
- Обещай мне, милая, что если что-то случится, ты будешь хорошей девочкой, и не забудешь все, чему я тебя учил?
Эреколь кивнула.
- Почему ты так говоришь? Ты ведь вернешься? Почему ты вообще должен идти туда? - Несмотря на все старания, ее глаза все же влажно заблестели.
Мужчина заметно напрягся.
- Потому что таково приказание нашего короля. Гномы должны вернуть нам, лесным эльфам, нечто очень важное.
Он на мгновение замолчал.
- Но ведь ты даже не солдат, а охотник! И что случится, если ты не вернешься?
- Я попаду в одно место... туда, где бабочки никогда не умирают. И мы обязательно встретимся там.

2941 г. Т.Э.


ps.

11:11 

Fairytale night

be my lady, dominate
Жила однажды птица. Небольшая, она была неброской расцветки, чтобы не привлекать к себе внимание.
И питалась эта птица всем, что попадется под руку. Она не летала далеко, но всегда мечтала, что однажды попадет куда-нибудь, где ей будет гораздо лучше, чем в своих родных краях, где не осталось ни ветки, не обглоданной птицей в приступе нехватки чего-то в жизни.
А потом пришли люди. Сначала был один человек, который сломал нашей птичке лапки. Она так испугалась повторения подобного, что стала только летать, не приземляясь. И, конечно, отдалилась от всех, кто был внизу. Но ее это не беспокоило, она все равно боялась их. Ведь у них у всех были биты, как и у того, первого. А лапки так и не прошли.

Потом были еще люди. Но у этих было хорошее ружье, способное достать до той высоты, на который наша птица летала. Достать и прострелить ей крылышко. Когда она упала, эти люди (их было трое. Один совсем старый, второй помоложе, а третий был по возрасту совсем как птица) не стали ее добивать. Вместо этого они посадили ее в клетку, точнее в вольер. Он был просторный, но там не было абсолютно ничего свежего. Только гниль и жуткий страх, что выбраться не удастся, из-за которых в последствии птица стала падальщиком. Не то, чтобы ей это нравилось, но у нее не было выбора.

Третья встреча с человеком была не такой болезненной. Он всего лишь открыл вольер и выдернул по паре перьев из крыльев и хвоста, с интересом наблюдая, сможет ли птица теперь летать.
Только летать уже не хотелось.
И вся та свежесть, так долго манившая ее из вольера, вызывала теперь лишь приступы тошноты.

01:13 

the house, pt.1

be my lady, dominate
Последнее время все стало слишком странно. Тень ощущается ярче, теплее. Но странно не только из-за этого.
Стервятник сидит на полу, в ногах у Рыжего, и наслаждается копошением Крысиного вожака в своих волосах. Он где-то достал настольную лампу, которая теперь светит в спину. Тень покачивается из стороны в сторону перед братом. Можно дотянуться рукой.
За это Стервятник готов быть подопытным кроликом в парикмахерских экспериментах хоть на всю ночь. Из наушников, что Рыжий оставил на парте, слышно кто-то медленно-тягучее, совсем непохожее ни на что из его обычного репертуара.
Птица расслабленно вздыхает и откидывает голову на колено Рыжего. После их первого общения на троих, ему начало казаться, что на самом деле Макс руководит его действиями. Но нет, эти руки слишком аккуратно (как страшно сказать про кого-то - нежно) зарываются в волосы, слишком боятся сделать что-то не так. Боятся порвать эту странную связь. Он был не такой. Они были не такие. Дикие, слишком порывистые. Плавясь под пальцами главной Крысы дома, Стервятник вспоминает, как однажды, во время очередной общей истерики, близнецы даже решили содрать с ноги кожу и вновь стать одним целым. Усмехается.
Тень изображает движения, похожие на танец. Такой же медленный и плавный, как играющая музыка. То ли тоже тонет в воспоминаниях, то ли хочет привлечь внимание.
По коридору разносится тяжелый топот шагов. Видимо, Логи вылезли на разведку.
- Дверь закрыта? - Тихо шелестит Птица.
Вместо ответа Рыжий склоняется к нему и целует плечо, закрытое черной водолазкой. Тень замирает, вздрогнув. В отличии от брата, Стервятник с полустоном выдыхает, положив ладонь на щеку парня.
Сегодня можно позволить себе расслабиться.



23:56 

Of the Fire Inside

be my lady, dominate
Никто из Серых Плащей и подумать не мог, что невзрачная тропинка на восток от Галтрева приведет куда-то, кроме орочьей засады или логова варгов, но причин подвергать сомнению слово Хальбарада ни у кого не было. Гилаглар следовал за отрядом, замыкая цепочку. Астар, отдохнувший после пережитого в Костяной долине, казалось, летел, а не скакал. Хоть что-то радовало в этот вечер. Хранитель уже подумал, что ничего лучше чувства довольства верховой ездой, ему сегодня не испытать.

- Я - Маир, дочь бренина. Добро пожаловать в Тур Морву, гости с севера.
Мужчина хмыкнул. Маска, закрывающая нижнюю часть лица, не давала никому из присутствующих понять причину этого. Следопыты, однако, знали.
- Я - Хальбарад. А это мои сородичи... и, конечно же, Гилаглар.
Девушка, встречающая Серых Плащей, перевела изучающий взгляд на южанина. Он поймал ее заинтересованный взгляд и стянул маску. Народы юга всегда воспринимали этот жест за теплейшее из приветствий, однако, то, что дунландцы по виду и походили больше на одичавших харадрим, еще не означало, что они следуют тем же традициям.
Маир с улыбкой опустила глаза, и через мгновение уже вновь с вызовом говорила с Хальбарадом.
Уже ночью, после важных переговоров отряда с бренином Лхеу, а также празднований, последовавших за этим, Гилаглар благодарил Великого Духа Огня за те сходства, что он дал их народам. Далеко не последним в списке которых была темпераментность, жажда тепла и физического контакта. Маир не торопилась уходить от южанина к себе, с интересом слушая его взывания к духам на незнакомом для нее наречии.

3018 г. Т.Э.


***

Впервые по-настоящему Элоим понял, что такое страх не когда он увидел орков, нет. Люди Мордора, орки, тролли, даже Черные Всадники - все они были привычными для харадрим. Будучи подростком и сбежав из Гондора, давившего на него своей серостью, Элоим умудрился добраться до поселений людей Тьмы и успел побегать по их поручениям. Но ничего из увиденного в те дни не пугало юношу.
Настоящий страх он испытал, когда увидел охотников. Остроухие и длинноволосые - они в считанные секунды взяли под прицел весь караван, пробирающийся через восточное Лихолесье. Люди не смогли толком разглядеть ни одного, но стрелы, пролетевшие в сантиметре от лица каждого из путников, красноречиво дали понять, что здесь им не рады. Бесшумные тени, они скрылись так же незаметно, как и появились, оставив людей в ужасе думать о том, что же ждет их дальше.

2998 г. Т.Э.

11:35 

Christophe, pt.1

be my lady, dominate
В дверь постучали.
Колонки разрывались постаныванием "je t'aime, moi non plus" в исполнении не Генсбура, а непонятно кого, да еще и с перепутанными вокальными партиями, что уже было достаточной причиной для раздражения. Кристоф пнул ногой по подоконнику, повернув кресло, на котором сидел, чтобы не видеть свое отражение в окне. После этого пируэта портвейн, что оставался на дне бутылки, чуть не вылился на дешевый паркетный пол мотельного номера.

— Qu'est-ce que vous voulez? - Парень крикнул достаточно громко, чтобы его услышали за музыкой. В надежде, что кто-то за дверью поймет, что он говорит только по-французски, и оставит его в покое.

В дверь продолжили стучать.
«Cons.»

20:19 

Of Elves and Men, pt.2

be my lady, dominate
- Ла-ла, ла-ла, тра-ла-ла, ла-ла!
Алою кровью залита земля...
Алые цветики шепчутся в полях...


Элоим поежился и сбавил шагу, услышав женский голос. Роб, так давно странствующий с мудрецом, что научился угадывать его мысли, взмыл ввысь, чтобы разведать обстановку, но туман не позволил ему этого. Поля Форноста не были дружелюбны к самым опытным путникам и бойцам, что уж говорить об Элоиме, ведь он шел через них впервые. Парень не решался развеять туман, страшась привлечь к себе внимание духов тьмы. Но сделать что-то явно нужно было, солнце уже садилось, а вокруг не было ни намека на лагерь или хоть какую-нибудь жизнь, кроме снующих туда-сюда баргестов. Южанин уже начал творить заклинание для создания огонька, чтобы осветить свой путь.
- Даро! - командный голос прервал его прежде, чем вспыхнула первая искра.
- Ч-что... кто здесь? - Роб вспорхнул с плеча и начал летать по кругу, лихорадочно что-то каркая.
Наконец Элоим увидел в тумане силуэт. Кто-то явно выше среднего роста бежал в его сторону.
С обнаженным мечом.
- Уйди! - Хранитель едва успел отскочить, как среброволосый эльф одной атакой отсек головы баргестов, подбиравшихся к человеку со спины.
- Если хочешь сохранить жизнь себе и ворону, быстро беги в восточную сторону, - эльф не успел договорить, духи и умертвия услышали возню с их стороны и собрались в предвкушении новой крови плотным кольцом вокруг.

С радостью подумав, что теперь можно зажечь огонь, Элоим вступил в драку, помогая эльфу.

***

Эльф и человек сидели у костра в лагере Минхама.
- Гилаглар. Я нарекаю тебя Гилагларом.
Парень удивленно посмотрел на собеседника.
- Что это значит? Я не говорю на языке эльфов.
- Звезда славы, - синда не смотрел на человека. Огонь привлекал его внимание куда больше. - Я прожил очень долгую жизнь и видел много эдайн, но не часто они сражались с такой отвагой, как ты.
Эльф повернулся к Элоиму и медленно кивнул ему.
- Если когда-нибудь ты попадешь в Зеленый Лес, что сейчас прозвали Лихолесьем, скажи, что Арлодиль дал тебе это имя.
Элоим, практически ничего не знавший о правилах поведения, принятых у эльфов, повторил жест воина и кивнул ему, приложив руку к сердцу.
- Спасибо, Арлодиль.

2999 г. Т.Э.

ps.

22:59 

Tyelkormo the Doomed

be my lady, dominate
...var, hirine, hepne vanima ilhyola
korye virili, mava alkar ufire,
Silmarilli. Vandamma oiale!'


Что было до Линдона, Тиэль помнил крайне смутно. Сначала был дикий, животный страх. Тьма и голоса. Один голос отличался от всех. Прошло много времени, месяцы, годы, а может и сотни лет, прежде, чем он понял, что это его собственный голос. Он отдавал приказы. Кричал в пылу битвы. Шептал слова на диких языках животных.
Были и другие голоса, несколько из них появлялись особенно часто. Эльф слышал пение. Вспоминал о пении. Оно, казалось, физически согревало его бесплотную душу.

Это брат.

В этой тьме Тиэль прожил, казалось, семь жизней, прежде, чем постоянный шум стал утихать.
Однажды он осознал, что стоит полная тишина. А потом был плач.

Мама!

Показалось, что если сильно напрячься, то может получиться открыть глаза. И сказать ей. Попросить прощения.

Тому, что вы сделали, нет прощения.

А потом была боль. Такая, будто он только родился. Но открыть глаза действительно получилось. Тиэлькормо проснулся в лесу. Прямо как первые эльфы, те, что пробудились под звездами. Но его не встретил ни ласковый свет звезд, ли Тилион или Ариэн, призванные, чтобы светить смертным. Кроны деревьев закрывали небо.

Беги. Беги так далеко, как сможешь. Не пытайся найти родные края, ибо их нет ни у тебя, ни у других, подобных тебе.

И он бежал. Там, на востоке, у воды его ждала лодка. Вдруг показалось, что он вновь услышал пение, знакомое с самого детства. Но это было лишь видение. А может и ветер, долетевший из земель, которых уже давно нет.

Там тебе может повезти. Это будет твой последний шанс искупить все зло, что ты сотворил. А теперь беги. И благодари каждого, чье имя сможешь вспомнить, Тиэлькормо, друг Охотника, ибо все это время они просили за тебя.

Начало Второй Эпохи.

19:39 

Celegorm the Fair

be my lady, dominate
Последнее время я много думаю о Келегорме. Не о Келегорме прекрасном, иногда очаровательном, часто грубом проказнике, что дразнит братьев и ставит на уши благовоспитанных эльфов, а о Келегорме из Белерианда, о Келегорме ужасающем.

Келегорм Прекрасный, пропитанный кровью. Келегорм тем более пугающий, ведь он кажется таким веселым, смеется так беспечно. Тот, кто, кажется, не может быть таким искусным, когда видишь, как он врывается в залы с оравой ликующих псов; тот, кто много пьет и громко смеется и не понижает голоса. Тот, кто идет абсолютно неслышно, застает врасплох, тот, кого не заметишь, пока он не будет уже у тебя за спиной.

Все знают истории об Охотнике Келегорме, о Келегорме Диком, Келегорме Свирепом.

Однажды во время охоты у него сломался лук, и потерялся кинжал, так он разодрал глотку дикого оленя голыми руками.

Это еще что, я видел, как он сделал это своими зубами.

Ох, погодите, увидите, что он и на поле битвы сделает так же…


Келегорм, кому не нужно ничего, кроме рук и зубов для охоты, не важно, будь его добыча кроликом или оленем, орком или человеком.

Или эльфом.

Они перешептываются об обрядах, что он проводит в лесах, когда он возвращается с засохшей кровью под ногтями, а в его глазах горит яркое пламя. Он все еще приносит жертвоприношения старому лесу, шепчет неземные молитвы на древнем языке, а они боятся, говорят, что он зовет старого друга – Охотника.

Но он один из Семи Отчужденных, Презрительных, у них нет богов, над ними нет ни высшей власти, ни Валар…

Это не преклонение. Это уважение.

Это привычка.

Это не почитание.

(Почитание, но лишь чуть-чуть)

Вы думаете, Охотник все еще слышит его?

А он хоть раз промахнулся?


Нет, не промахнулся.

Келегорм Чудесный, что шепчет страшные слова в уши привязанных лошадей и смеется, наблюдая, как они рвут свои оковы и уносятся.

Он любит веселиться, говорит его брат, умелец, тень Духа Огня. Его взгляд твердый словно камень, а тон обезоруживающий. Не обращайте внимания. (Это не предложение, а команда).

Келегорм Проклятый, что не боится ничего в темном лесу, ибо там нет ничего ужаснее него. Келегорм Покрытый Кровью, Келегорм Безжалостный. Келегорм, что красит себя кровью перед сражением, наносит шипы себе под кожу, заплетает свои светлые волосы в прекрасные косы, закрепленные костями, сверкающими камнями и смеющимися черепами.

Келегорм Прекрасный, о да, действительно прекрасный. Прекраснейший из монстров.

translation done by me

20:31 

Let Me See You Clearly

be my lady, dominate
Возвращаться туда, где он уже бывал, тем более с делами, Гилаглар не любил. Возможно, именно из-за этого ни для кого из народов Эриадора, с коими он уже успел иметь дело, он не был чем-то большим, чем просто знакомым. Однако для хоббита-констебля мужчина решил изменить своим привычкам, уж больно беспомощным тот выглядел, особенно в сравнении с оравой гоблинов, что засели в топях неподалеку. До Пристенок удалось добраться уже ближе к закату, так что нужно было искать место для ночлега где-нибудь в окрестностях. Гилаглар решил, что стоит вспомнить о дружбе со старым Мошкохлопом, и оставил Ариэн на привязи у него, договорившись с полуросликом о крове.

Пешком идти по южной части Пристенок не так нервировало Хранителя - не надо было постоянно одергивать лошадь, чтобы та ненароком не затоптала хоббита или, еще хуже, гнома.
Уже подходя к констеблю Быстропуту, Гилаглар заметил что-то странное. Призрак? Или это Эльфийская Владычица снова решила поиграть с его сознанием? Он не мог поверить своим глазам, откуда она здесь?
- Кинвайз? Кинвайз, это ты?
Джелем настороженно присел за спиной, не в силах понять, что в голове у хозяина. Гилаглар на ватных ногах приблизился к девушке, совсем не изменившейся за эти годы. Только скинув темный капюшон и увидев ее нормально, а не в пол-оборота, он понял, что это не Кинвайз. Обернувшаяся блондинка только смутно напоминала ту, что навсегда осталась главной женщиной его жизни.
- Я, - мужчина отошел на шаг, запинаясь, - простите, наверное, я ошибся.
3017 г. Т.Э.

00:44 

30 days challenge

be my lady, dominate
у Fullmoon Owl лежит прекрасный 30-дневный челлендж. но он рисовательный, а скилл у меня то появляется, то исчезает в глубокую синюю даль. поэтому я хочу сделать кое-что другое.
я хочу писать коротенький драббл/рисовать скетч хоть чего-нибудь в день в течение тридцати дней. и, вероятнее всего, выкладывать здесь.

надеюсь, хоть одну свою задумку я не запорю.

@темы: 30challenge

13:52 

be my lady, dominate
я постоянно вру. в первую очередь себе, а за одно и всем остальным.
мерзко.
dieu, pardonnez-moi

21:24 

thou shalt not

be my lady, dominate
нарисовала по-быстрому один перевод.
все как обычно - секс, страх и религиозность.
меня только одно смущает: названия я предпочитаю оставлять оригинальные, но тут такая мякотка была в названии с описанием, прелесть просто.
thou shalt not
be gay


что есть по сути заповедь. жалко, наш перевод библии к такой игре слов не располагает.
а то было бы типа "не играй задницей"
короче, вот
ps. я знаю, что читается как дневник ребенка лет 10, но в оригинале такой же язык, честно.

12:37 

lock Доступ к записи ограничен

be my lady, dominate
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
23:31 

but I dunno if you feel the same as I do

be my lady, dominate
рыжий, рыжий, бородатый
убил девочку харизмой.

21:45 

La Gloria

be my lady, dominate
Название: La Gloria
Автор: ovelessly
Переводчик: очевидно, я.
Разрешения на перевод нет, ибо выкладывать я это не буду, да и никому не разрешаю.
Рейтинг: M/NC-17
Пейринг: Испания/Франция
Примечания автора

Несмотря на то, что он старший, в то время Франция выглядел младше. Из-за своей светлой кожи и золотистых кудрей он словно избалованный младший сын, который не работал прежде ни дня. Испания чувствует себя старшим, после тех битв, что он видел. Он пролил столько крови, что можно прибавить себе целый век возраста. Но он не думает об этом, беззвучно шагая по мягким коврам к балкону, где стоит тот, по кому Испания так скучал.
читать дальше

@темы: hetardism

08:09 

be my lady, dominate

за все то время, что я тут ничего не пишу, все остается по-прежнему.
eternal facepalm

16:26 

Люшер всё про меня знает.

be my lady, dominate

göttlich

главная