judas votary
be my lady, dominate
Шон ненавидел оставаться в одиночестве, но последнее время выходило так, что он почти все время торчал в особняке один. Где-то наверняка был Профессор, но его было совсем не слышно, особенно учитывая, что ирландец вел преимущественно ночной образ жизни. Прошлое падение во время тренировки окончилось сломанной рукой, и брать его вместе с командой не стали, так что уже почти месяц он проводил, коротая дни за просмотром телевизора и чтением, периодически делая вылазки в город за чем-нибудь спиртным и не только. Ночи были немного веселее, но за последние пару недель Азазель появился от силы раза три, и его и так не слишком сдержанный темперамент стал вообще чем-то звериным, после чего Кессиди ходил весь в кровоподтеках и укусах. Проблемы с делами, наверное. В любом случае, Шон понятия не имел, что это было - демон не делился с ним подробностями своей жизни.

В один из таких вечеров Шон как всегда был предоставлен сам себе. Отсидевшись у себя с бутылкой виски, парень все же спустился вниз за едой.
Его слух, обычно настолько же чуткий, насколько громким мог быть его голос, был, видимо, затуманен выпитым, так что он не слышал ни хлопка двери, ни приближающихся шагов, затихших в паре метров от него.

Алекс стоял, наблюдая за картиной перед ним, не веря своим глазам. Шона было почти не видно, свет от холодильника был не слишком то ярким, но следы на теле все же отчетливо выступали. Особенно на контрасте с бледной коже и белой майкой.

- Кто это тебя так украсил? - Бросив спортивную сумку на стул рядом с собой, серьёзно проговорил Алекс, сложив руки на груди и смотря на парня явно недовольным взглядом.

Шон вздрогнул, быстро оборачиваясь. Он не ожидал вообще кого-нибудь увидеть в это время, так привык к тому, что можно не скрываться под слоями одежды, что и забыл о том, как выглядит.

- Я упал, - неубедительно тянет Кессиди, глядя на Алекса. Кажется, он изменился. То ли взрослее стал, то ли в мышцах прибавил. Или может просто свет так падает, но что-то определенно стало другим.
Саммерс хмыкает, делая шаг ближе

- И пол так на тебя взъелся, что всего искусал?

- Какое вообще тебе дело до этого? - Шон хмурится, явно желая поскорее уйти к себе, чтобы не светить больше ни своим видом, ни, черт-черт-черт, почти что влюбленными глазами. И черт его дернул идти сюда, ведь в комнате еще оставалась половина шоколадки и немного выпивки. Самое смешное, что ему казалось, что все прошло. Ага, конечно. И этот придурок еще ближе подошел. Еще бы тут прошло.

Алекс надменно вскинул бровь, наклонив немного голову набок, всем своим видом вопрошая «совсем что ли ты больной?».
- Какое мне до этого дело? Нас не было какой-то месяц, и тебя оставили лечиться, и что теперь я вижу? - Саммерс, схватил его за руку, чуть ниже локтя, разворачивая по-нормальному к себе. Шон резко втянул воздух сквозь сжатые зубы, отталкивая блондина и вырвав руку из захвата. Оказалось, что и на этом месте был синяк.

- Отвали от меня! Чего ты вообще пристал? Не было до меня дела, и не надо начинать, - под конец фразы рыжий перешел чуть ли не на шепот, разворачиваясь и обходя стол с другой стороны.

Алекс недоуменно смотрел на Шона, понимая, что что-то тут явно не так. Что-то определенно вышло из-под контроля, и это до ужаса выводило из себя Саммерса, привыкшего к тому, что он должен все держать в руках. Прочистив горло, он спокойно проговорил, вперившись голубыми глазами в спину Кессиди.

- Что с тобой происходит? Я волнуюсь.

Шон замер. Постоял пару секунд и начал глупо тихо смеяться, подняв глаза к потолку, и все так же не поворачиваясь к Саммерсу. Алекс видел только как вздрагивают его плечи. Шон сделал пару шагов из кухни, через плечо бросая:
- У меня осталась еще пара косяков. Пойдем, тебе надо расслабиться после задания.

Алекс проводил его взглядом, подвиснув на минуту, а после, усмехнувшись, подхватил оставленную сумку и поднялся наверх, постучав в дверь напротив своей.